Все о Москве.

Донской монастырь в Москве.


В память о чуде (бегство татар из-под столицы в июле 1591 года) царь Федора Иоанновича заложил Донской монастырь и повелел строить его «не жалеючи сил». Впрочем, исходило такое решение, само собой разумеется, не от государя – от действительного правителя России, Бориса Годунова. Место для монастыря было определено там, где стояли русские полки и где в особо устроенной палатке-церкви находилась в те дни икона Донской Божией Матери, которая якобы была с Дмитрием Донским на Куликовом поле. Несомненно принималась в расчет и необходимость дополнить именно с этого направления оборонное кольцо сторожей города.

Сегодня она хранится в Третьяковской галерее – икона, написанная знаменитым византийским мастером Феофаном Греком и окутанная множеством легенд. Известно, что расписал Феофан Грек около сорока церквей. Троицкая летопись свидетельствует, что в 1395 году «Феофан иконник, гречин философ, да Семен Черный и ученики их» расписывают здесь церковь Рождества Богородицы.

В 1399 году «гречин философ» с учениками расписывает фресками Архангельский собор, а в 1405-м вместе со старцем Прохором с Городца и чернецом Андреем Рублевым работает в Благовещенском соборе, где сохранились до наших дней деисусный и праздничный чины иконостаса. Об этих обстоятельствах своей жизни рассказывает и сам мастер в письмах к Епифанию Премудрому и Кириллу Белозерскому. Едва ли не первый среди иконописцев Феофан Грек обращается и к светской живописи. Им было написано изображение Москвы «в камене стене» для князя Серпуховского Владимира Андреевича Храброго в его хоромах в Серпухове и украшение терема великого князя «незнаемою подписию и страннолепною» в Москве. Сохранились, хотя и в повторении, рисунки Феофана Грека, изображающие константинопольскую Софию.

Богоматерь Донская была написана для Успенского собора в Коломне и оттуда в XVI веке перенесена в Благовещенский собор Московского Кремля. Время ее создания – 1392 год, поэтому легендой остается и то, что она была на Куликовом поле, и то, что подарили ее перед сражением великому князю Московскому донские казаки. Достоверно известно, что еще в Коломне перед образом молился Иван Грозный, отправляясь в Казанский поход. В 1687 и 1689 годах икону брал с собой в Крымские походы фаворит правительницы царевны Софьи В. В. Голицын.

Донской монастырьТак случается не часто, но внутри Донского монастыря в 1894 году между Большим и Малым соборами Донской Божией Матери был установлен четырехгранный обелиск, на котором изложена вся история монастыря. Старейший его храм – иначе Старый собор возведен в 1591–1593 годах. Одноглавый, бесстолпный (не имеющий внутренних опорных столбов), с крестовым сводом, он очень прост по декоративной обработке. И хотя в ней угадываются итальянские приемы, последние очень упрощены московскими строителями. В предреволюционные годы Старый собор служил трапезной. В конце XVII века к нему были пристроены два придела, соединенные с храмом-трапезной двумя столбами. Тогда же появилась и шатровая колокольня.

Настоящее внимание царского двора Донской монастырь приобретает только в годы правления царевны Софьи. С 1686 года начинают сооружаться каменные стены с двенадцатью башнями, которые будут закончены только в 1711 году. Это вклад дьяка Якова Аверкиева Кириллова, ведавшего лекарственным делом. Его палаты и двор, один из интереснейших памятников древнерусской архитектуры конца XVII века, поныне украшают Берсеневскую набережную рядом с бывшим Домом правительства. Монастырские стены выполнены в стиле так называемого московского барокко с характерными декоративными приемами, свидетельствующими о малороссийских веяниях. Особенно замысловатыми оказались завершения башен.

До сего дня не разгадана загадка Большого собора, построенного в 1684–1698 годах по обету старшей сводной сестры Петра I царевны Екатерины Алексеевны. Стесненные в средствах царевны редко решались на подобные траты, к тому же остается неизвестной и причина обета. Всегда интересовавшаяся архитектурой, особенно заботившаяся о внутренней отделке своих покоев в теремах, царевна Екатерина Алексеевна успевала подумать и о своих помещениях в Новодевичьем монастыре и – едва ли не главное для ее благополучия – никогда не раздражать Петра. Петр ни в чем не ограничивал старшую сестру, ни в чем ее не подозревал, охотно допускал ее жизнь в Петербурге.

Донской монастырьВ плане Большой собор имеет форму креста, середину которого представляет квадрат, а концы – апсиды. Благодаря такому решению зодчий получил возможность поместить четыре главы храма крестообразно, по странам света, что тоже свидетельствует о малороссийском влиянии. Из этих пяти глав, которыми увенчан собор, вызолочена только центральная, тогда как остальные покрыты ярью с медными позолоченными звездами. В 1717 году собор был окружен крытой галереей со сводами и широкими двойными окнами. Впечатление монументальности храма в интерьере подчеркивается превосходным шестиярусным иконостасом конца XVII века, русской работы. Внутренняя роспись выполнена в 1782–1785 годах живописцем Антонио Клаудо по эскизам архитектора В. И. Баженова.

По окончании стены над северными воротами сооружается церковь Тихвинской Божией Матери, предположительно архитектором И. П. Зарудным (1713–1714), а с вступлением на престол Анны Иоанновны – колокольня над западными воротами (1730–1753), создание которой связывается с именами архитекторов Доменико Трезини, строителя Петропавловской крепости в Петербурге и одноименного собора в ней, И. И. Шеделя, известного по работам в Александро-Невской лавре, и московского зодчего А. П. Евлашева. Незадолго до Отечественной войны 12-го года в Донском монастыре строится выдержанная в стиле классицизма церковь Архангела Михаила (1806–1809), служившая усыпальницей князей Голицыных.

В 1812 году монастырь подвергся разграблению наполеоновскими войсками, но все его постройки уцелели, а наиболее ценное имущество было заблаговременно увезено в Вологду. Но едва ли не самым интересным в истории монастыря стала связь с членами семьи царя Иоанна Алексеевича, главным образом его вдовы царицы Прасковьи Федоровны и дочерей, прежде всего царевны Прасковьи Иоанновны, младшей и самой строптивой. Средняя, Анна Иоанновна, первой покидает семью и Москву, выданная Петром I замуж за герцога Курляндского, старшая, любимица матери, Екатерина Иоанновна дождется своей судьбы спустя шесть лет, в 1716 году. Ее свадьбу с герцогом Мекленбургским с невероятной пышностью играют в Гданьске-Данциге в присутствии польского короля. Прасковья остается в Москве, а позднее в Петербурге и сама находит себе жениха – члена Военной коллегии, автора «Военного регламента» Ивана Ильича Дмитриева-Мамонова-старшего. Мало того, от этой связи рождается внебрачный ребенок и – что самое удивительное – Петр I после первой бешеной вспышки гнева дает молодым разрешение на «тихую» свадьбу. Новая семья продолжает жить при дворе.

В Донском монастыре, еще до замужества, Прасковья Иоанновна принимает участие в строительстве надвратной Тихвинской церкви, сама наблюдает за ходом работ вместе с «милетинской», как ее называли в Москве, – имеретинской царевной Дарьей Арчиловной. Одинаково не слишком богатые, обе царевны постоянно тратятся на обитель и их словно бы общую церковь.

Как и все остальные московские монастыри, Донской располагал обширным внутренним кладбищем, где в XVIII – первой половине XIX века были погребены семьи Сухановых, Протасовых, Хвощинских, Петрово-Соловово, Свербеевых, Глебовых-Стрешневых, Паниных, Вяземских, Бобринских, Долгоруких, Урусовых, Толстых, рядом с которыми постепенно появляются фамильные захоронения купцов и промышленников, вроде Лепешкиных, Лукутиных, Сазиковых. По сторонам Большого собора располагались могилы «патриарха русской поэзии», баснописца И. И. Дмитриева, историков Н. И. и Д. И. Бантыш-Каменских, последнего из рода князей Одоевских – Владимира, одного из виднейших представителей русского романтизма, известного автора детских сказок «Дедушки Иринея».

Донское кладбище, как ни одно другое в Москве, богато превосходными памятниками. Один из таких монументов – плачущий ангел над урной – отмечает место погребения Кожуховой.

В нескольких шагах покоится прах куратора Московского университета и знаменитого в свое время поэта М. М. Хераскова с эпитафией, написанной его супругой, также известной поэтессой. Здесь же могила дяди Пушкина – поэта Василия Львовича. Сюда московские актеры принесли скончавшегося Сумарокова – принесли от его дома на Новинском бульваре буквально на руках. В соседней могиле – любимейший московский зодчий О. И. Бове, кому старая столица обязана своим возрождением после пожара 1812 года: он возглавлял общие проектные работы и был автором многих построек. Могилы историка В. О. Ключевского, философа С. Н. Трубецкого, первого избранного ректора Московского университета «эпохи краткой весны» 1904–1905 годов, по выражению современников, композитора С. И. Танеева на старом кладбище дополняются надгробиями членов Государственной думы первого созыва и ее председателя профессора С. А. Муромцева – «первого гражданина» России, языковеда и писателя Ф. Е. Корша, директора Технического училища А. П. Гавриленко, художника Валентина Серова и многих других на новом монастырском кладбище.

На кладбище в могиле незвестных прахов № 3 похоронено много казненных героев Белого движения, в том числе Г. М. Семенов, П. Н. Краснов, А. Г. Шкуро, К. В. Родзаевский и др. Многие надгробные памятники некрополя были привезены с других кладбищ Москвы и подмосковья: с кладбища Чудова монастыря в Московском кремле, самым известным из которых является надгробный памятник боярина Федора Бяконта, отца Святителя Алексия, митрополита московского (XIV век). Возникают новые захоронения: в 2000 был перенесен прах писателя И. С. Шмелева; в 2005 — прах генерала А. И. Деникина и философа И. А. Ильина с женами. В октябре 2001 был погребён старейший клирик Русской Церкви протопресвитер Александр Киселёв. 13 января 2007 состоялось перезахоронение в некрополе Донского монастыря праха одного из видных деятелей Белого движения генерал-лейтенанта В. О. Каппеля. 6 августа 2008 в некрополе Донского монастыря был похоронен русский писатель и общественный деятель А. И. Солженицын (1918—2008).

В 1918 монастырь был формально закрыт, однако монастырская жизнь продолжалась до конца 1920-х. С мая 1922 в бывших казначейских покоях у северных врат монастыря пребывал (сначала под стражей) Патриарх Тихон (Беллавин); проживаля там, за исключением 2-х периодов нахождения во внутренней тюрьме ГПУ весной — летом 1923 года, до средины января 1925 года, когда переехал в клинику Бакуниных на Остоженке. Скончавшись 25 марта (7 апреля) того же года в клинике, был погребён здесь же 30 марта (12 апреля) 1925 года, в Вербное воскресенье; был похоронен в подклёте Малого собора. В 1926 году к внешней стороне той же стены собора перенесли могилу убитого 9 декабря 1924 года келейника Патриарха — Якова Полозова. 22 декабря 1925 года, вскоре после ареста Патриаршего Местоблюстителя митрополита Петра (Полянского), в монастыре под председательством архиепископа Екатеринбургского Григория (Яцковского) состоялось совещание 10-и архиереев, образовавшее Временный высший церковный совет, что положило начало так называемому григорианскому расколу.

В 1920-х годах в монастыре устраивали антирелигиозную выставку, в дальнейшем в нем был организован Антирелигиозный музей; в 1929 все монастырские храмы были закрыты для богослужения. Ценные документы XVIII-XIX веков из архива монастыря были перемещены в государственные архивы (сейчас находятся в РГАДА). В 1934 был открыт музей архитектуры Академии архитектуры СССР. В 1930-е на территорию монастыря были свезены фрагменты некоторых разрушенных московских храмов: горельефы Храма Христа Спасителя; церкви Успения на Покровке; церкви Николы «Большой Крест» у Ильинских ворот; а также часть убранства Триумфальной арки, стоявшей на Триумфальной площади. В 1964, монастырь был превращён в филиал научно-исследовательского Музея архитектуры им. Щусева. Малый собор, где богослужения возобновились в 1946, был в 1960-е приписан к храму Положения Ризы Господней на Донской улице; в храме была устроена мироваренная печь, которая и поныне используется для изготовления мира для всей Русской Церкви.

В 1982 было принято решение о передаче Донского монастыря Патриархии для создания в нем официальной резиденции московского патриарха. Однако в итоге церкви был передан не Донской, а Данилов монастырь. В 1991 монастырь был передан Московскому Патриархату; 18 августа был вновь освящён Большой собор. В том же году, 18 ноября, неизвестным злоумышленником был подожжён Малый собор. Во время его ремонта были проведены раскопки, в ходе которых 19 февраля 1992 года было вскрыто захоронение Патриарха Тихона, действительное наличие которого до того вызывало сомнения. Обретённые мощи святителя были положены в раку и впоследствии перенесены в Большой собор, где покоятся открыто на северной части солеи. В 1990-е исторически сложившийся облик обители был сильно изуродован поставленной сразу за святыми вратами многочисленной бронетехникой, а также новыми постройками.

16 августа 2007, накануне подписания Акта о единстве с Московским Патриархатом, делегация Русской Православной Церкви Заграницей во главе с Первоиерархом митрополитом Лавром посетила Донской монастырь и молилась у мощей святителя Тихона. Молебен Патриарху Тихону у раки с его мощами в Большом соборе монастыря отслужил в присутствии представителей РПЦЗ Архимандрит Агафодор.

И еще одна подробность. На территории нового кладбища Донского монастыря в 1927 году был открыт первый в Москве крематорий, просуществовавший до 1973 года, где рядом с урнами старых большевиков в колумбарии существуют и массовые захоронения пепла «врагов народа», в том числе В. Э. Мейерхольда.

Адрес: 117419, г. Москва, Донская площадь, 1. Телефон: 954-10-10, 954-48-57, 952-16-46 (дежурный). Посещение некрополя ограничено временем с 10:00 до 15:00 только в выходные и праздничные дни.

Статья основана на материале из книги Нины Молевой «Сторожи Москвы»: ООО Агентство „КРПА Олимп“; Москва; 2007. и сайте ru.wikipedia.org

Другие статьи об архитектуре Москвы >>